2016 - Ихтиозавр

Просто быть никем

Интересно там, любопытно здесь –

Я почти не устал от новостей.

Информацию, живую и теле-

Я пью в одном коктейле.

 

И бурлит Бангкок, и дрожит Мумбаи,

И проснулся Каир – Мубарак, гудбай.

Я забыл тоску – сегодня я видел акул,

Я плавал с ними.

 

А в России – зима,

Все по домам,

Унылая тьма,

Это лучшее место,

Чтобы сойти с ума.

Я не нужен здесь, я не нужен там,

И родной Петербург не лучше Ко Тао.

Просто быть никем,

И ничем не гордиться – воде

Наплевать на границы.

 

А в России – зима,

Все по домам,

Сходят с ума.

Любимое место,

Где веселится тьма.

Я не нужен там,

Я не нужен здесь

Просто быть никем,

Просто быть везде,

И ничем не гордиться.

 

А по берегам

А по берегам

Люди строят заборы,

Сажают на цепи

Угрюмых собак.

Ставят капканы

Успешные воры

На лузера-вора,

Рабы на раба.

 

А по берегам

Городов пепелища

Грохотом кроют

Небесную даль.

Душа на продажу

На ярмарке нищих,

А рядом Рублёвки

Для тех, кто продал.

 

А мы плывём

Навстречу закату,

Журавлём

По волнам синевы.

Тёплым ходом,

Походкой крылатой

Струимся по венам планеты живым...

 

Волею небес

Я не нажил богатства,

Волею судьбы

Не построил семью.

Просто позабыл,

Как это – драться

За место под солнцем,

За место в строю.

Красный снег

Ты-то знаешь – никакого бога нет,

Врали майя – не закончится свет.

Ты-то знаешь – еще лет сто

Не помешает

Тебе никто.

 

Ты-то в курсе –

Все пророчества лгут,

Книги лгут все!

Das ist Gut!

Пляшут наши,

И пугают телешоу,

Людям страшно –

Это есть хорошо.

 

И все же ты мразь – так кажется нам,

И может быть, в этом наша вина,

Ты просто мразь типа «над миром я»,

Но хорошо информированная.

 

Просыпайтесь!

Сколько можно потреблять

Гигабайты

Телевранья?

Сколько можно

Доверять кремлевским снам,

Пошлой ложью

Прикрывать свой страх и срам?

 

А прошлого

Эхо печальное…

По-хорошему

Не получается.

Если ОМОНы

Вместо закона,

Значит, будет по-плохому!

 

Будет по-плохому, тогда –

Рваные погоны на бегущих ментах,

Бешеная давка на вокзалах столиц,

Смятение Каддафи на обломках лиц.

Будет по-плохому, тогда –

Ураганы погромов в слепых городах,

Пьяные дозоры, Рублёвки в огне,

Трупы на Дворцовой,

И красный снег…

Красный снег.

 

Джунгли возьмут свое

Включи свой экскаватор,

Вали деревья, строй жильё,

Радуй жену своей зарплатой,

Но джунгли возьмут своё.

Отели опустели,

Бассейны разят гнильём.

Они хотели славы и денег,

На джунгли взяли своё.

Джунгли возьмут своё,

И мы ещё споём.

Устрой войну с соседом,

Телевизор забей враньём,

Объяви врагом планету,

Но планета возьмёт своё.

Рано или поздно

В разговор вступят звёзды,

И это уже всерьёз –

Звёзды возьмут своё.

Звёзды возьмут своё,

И мы ещё споём.

А вас почти не жалко,

Товарищи абырвалги,

Полуворьё, полузверьё,

Но люди возьмут своё.

Планета возьмет свое,

Люди возьмут своё,

Звезды возьмут свое,

И мы ещё споём.

 

Хороводоворот

Эти дети бредут кругами,

Вместо смерти – бумага да камень.

Околдованный чёрной дырой

Хороводоворот.

 

"Зачем?", "за что?" – вопросы слепые

Летят золотой космической пылью

Навстречу надежному дну,

Чтобы упасть и уснуть.

 

А раньше... Что было раньше?

Ты помнишь? Ничего я не помню.

Мальчик... Да жив ваш мальчик –

Кто не родился, тот и не помер.

 

Как же все так бестолково,

Ни дна, ни брода, ни покоя,

Только кружится, верит и врет

Хороводоворот…

 

Партия божьей росы

Адепты адаптации

Сгрудились в добрый кулак.

Совесть нищей нации,

Энергия бабла.

Мы спасемся первыми

Для иных миров,

Пусть и дальше зверствует

Проклятый народ.

 

Партия божьей росы – нам есть что спасать.

А ваши упрёки, больные низы,

Для нас просто божья роса.

Молчали и будем молчать,

Нам и дальше нести этот бред,

На ваши проблемы и вашу печаль

Нам незачем больше смотреть.

 

Поклонники медитации,

Борцы за здоровье сурков,

Мы плевали на все ваши акции

С кремлёвских своих облаков.

Вам, человеческим лузерам,

Не позавтракать нашим добром,

Слава и власть – наша музыка,

Наше корыто – Газпром.

 

Партия божьей росы – наш верный Пегас.

В городе дивной красы

За нами присмотрит ГЛОНАСС.

Партия божьей росы – видишь, небо за нас.

Ты только в глаза нам не ссы –

У нас нет больше глаз.

 

Истерика свиноматок

Мы говорили – вы не верили,

Вы говорили – мы не верили.

Ну что, началось – получите:

Молчит обречённый учитель,

Стынет в глазах вчерашнего бога

Страх и тревога, страх и тревога.

Вам будут говорить – вы будете верить,

Будет много виноватых Америк,

Будут сотни не признанных Грузий,

Новые мифы для старых иллюзий.

Грязные машины, города большие,

Плюются пылью, кричат, фальшивят,

Чтобы вы слепли, чтобы вы глохли,

Чтобы вам всё было по хрен.

На пути из Глупова в Жлобин

Поезд встал – так и должно быть.

А я сижу ровно на точке невозврата,

В ожидании падения Большого брата.

Путь к спасению прост и сладок –

Истерика свиноматок.

Истерика свиноматок –

Источник грядущей бури.

Поздно искать виноватых –

Теперь на собственной шкуре.

Истерика свиноматок

Выгоняет мужей из дома,

И они бегут на запах

Революции насекомых.

Истерика свиноматок,

Революция насекомых.

 

Последний стакан воды

Как много разговоров о боге

На чемпионате гордынь!

Кто первым сумеет потрогать

Бороду древней мечты?

 

Гранёный светится кубок

Бессмертием золотым,

Ищут глаза и просят губы

Последний стакан воды.

 

Подайте последний стакан воды!

Мне страшно, а вдруг ничего там нет?

Остаться в чужой крови молодым –

Только бы, только бы, только бы

Не умереть!

 

Последний стакан воды

В нем наша мудрость.

Последний стакан воды

И есть наша цель.

 

Затонируем стекла,

Природу припудрим,

Чтоб испить эту чашу до дна

В самом конце.

 

Безумный тунец

Я зазевался, я ослабил оскал,

И, набрав в рот воды, почивал среди скал,

Был сам себе рыцарь на белом коне,

Пока не явился безумный тунец.

 

Подобен пуле, летящей в висок,

Он смотрел на меня, как вода в песок,

Он обшарил мой мозг, как нелепый коралл,

В центре которого – чёрный экран.

Там молчит пустота, там небесная тьма,

Третий глаз для тех, кто сошёл с ума.

 

В ушах – треск планктона:

«Мы здесь, пора и вам!».

Ну-ка, ша! Это кто нас

Здесь учит играть по правилам?

Легко трещать вам

Под защитой начальников,

Хоть год для начала

Без правил и без богов.

 

Улыбнулся тунец и сверкнув чешуёй,

И тихо сказал: «Мы теперь вдвоём.

Я тебя прочёл, чтобы ты ни пел,

Ты, старичок, тоже не в себе».

 

В ушах – треск планктона,

В душе – безумный тунец.

 

Ты прости нас

Этому нет оправданий – увидеть в брате врага,

Это годы страданий, и позор на века.

Мы с тобой виноваты,

Недостойные свободы сыны,

В головах наших – вата,

И сердца в плену у войны.

 

Припев:

Ты прости нас, Украина,

Это рушится русский Рим,

Мы не ведаем, что творим.

Ты прости нас за Крым и за Донбасс,

Все протесты и митинги зря,

Мы вскормили в Кремле упыря,

Ты прости нас, Украина,

Ты прости нас.

 

Бредим ядерной пылью,

Все воруем и врём.

Как рабами мы были,

Так рабами помрём.

Когда упырь издохнет,

Что останется здесь?

У вас – небесная сотня,

У нас – рабская месть.

 

Не считая попугаев

Две барракуды и черепашка –

Это можно увидеть неглубоко,

Если выйти из дома с утренней пташкой,

Если не на метро, а пешком.

 

Пара сержантов и титановый триггер,

Зорко хранящий семейный очаг,

Наблюдают, как анемоны в любовной интриге

Клоунов носят на нежных плечах.

 

И это не считая попугаев

 

Посмотри, как целуются два солёных морских огурца,

Как колышется платьице молодой каракатицы,

Как морские иголочки, бледные, полуголые,

Охотятся за толстопузыми щедрыми медузами.

И это не считая попугаев.

 

Остров

Этот новый муссон – благостный,

Но пальмам все равно подо что шелестеть.

Растрепанные по-панковски,

Они поют свои песни назло ветрам дискотек.

Ты спроси себя, стал бы ты пальмою,

На острове, где ездят стада обезьян –

На квадроциклах, на джипах, на байках, ю-

-ные монстры, любители моря Сиам.

Это не просто –

Жить как остров,

Быть как пальма –

Не нормально.

О, это непросто –

Жалеть этих монстров,

Чувствуя кожей,

Что и ты – такой же.

А я – морская черепаха,

Никуда не спешу,

Я медленно падаю, как

В небе парашют.

 

Ихтиозавр

Наверно, я был ихтиозавром –

Ну уж не нашим точно.

Наверно, я плыл с востока на запад

Доисторической ночью.

И были во мне сила и плавность,

Был эхолокатор,

В морской тишине, свободный от планов,

Я плыл без цели, плыл к закату.

А теперь я боюсь глубины

И природы своей,

Эта суша забрала мои сны

Отданы ей.

Сухопутный я неуклюжий,

Водоплавающий я стройней.

Когда-нибудь, ночью южной,

Я вернусь назад к родной глубине.

И может, буду я ихтиандром,

Ну уж не нашим точно.

И буду я плыть с востока на запад,

Доисторической ночью.