1985 - Шествие рыб

ЛЮДИ В ОЖИДАНИИ

Уходят поезда и тянутся вагоны,

Шумят толпой усталые перроны,

И грустные глаза завидуют весёлым –

Зовут огни чужих городов.

Уходят годы, колёса мчатся.

В вечной гонке за сытым счастьем

На вокзалах кричат и суетятся

Люди в ожидании поездов…

Страсти кипят, и рвутся нервы,

И каждый хочет уехать первым

В город своей мечты и веры,

В страну несбывшихся снов.

Стонут платформы от ног бездушных,

И сыро от слёз, и от пота душно.

Стоят толпой, судьбе послушны,

Люди в ожидании поездов…

Дышат вокзалы иллюзией жизни.

Гудок тепловоза как стартовый выстрел:

Рванулись с мест, на подножках повисли,

Чтобы уйти, не оставив следов.

И поезд не тот, но они довольны:

Здесь за каждое место ведутся войны,

Здесь бьют друг друга локтями больно

Люди в ожидании поездов…

МУХА НА СТЕКЛЕ

Муха на стекле смешно

Бьется о стекло давно.

Говорит о воле, но

Вовсе не закрыто окно!

Муха на стекле права,

Муха знает все слова,

И, пока она жива,

Будет угождать вам.

Пустота – здесь, пустота – там.

Почему нам всем нужна суета,

Чтобы не летать?

Муха на стекле сильна

Тем, что до сих пор одна

Бьётся о стекло она –

Это для неё стена.

Пустота – здесь, пустота – там.

Почему нам всем нужна суета,

Чтобы не летать?

Муха на своём стекле

Просидит остаток лет.

И не надо воли ей –

С этой стороны теплей.

Пустота – здесь, пустота – там.

Почему нам всем нужна суета,

Чтобы не летать?

Просто так. Чтобы не летать.

ГОРОД

Я вдыхаю запах улиц, я вдыхаю шум колёс –

Мой причал.

Я дышу свинцовым небом в ожидании чистых звёзд

По ночам.

Средь причудливых сплетений наших судеб, мой родник –

Всё в тебе.

Слышу я, как дышат стены, я прошу слова у них,

Чтобы петь.

Я брожу по серым нитям, лунный шёпот – мой слуга.

Ночь светла.

Я заглядываю в лица человечьи – наугад

В зеркала.

За тревогой поколений вижу новый город-сон –

Всё в одном.

Я играю в этом ритме, я настроен в унисон

С этим сном.

Я НЕ ВИНОВАТ

Я не виноват, что родился.

Я не виноват, что умру.

Я не виноват, что учился

Правильно играть в игру.

Некого винить в повтореньях,

Некого винить в новых снах.

Некого винить – только время

Каждому воздаст за всё сполна.

Нет моей вины, я спокоен.

Тучи, как всегда, надо мной:

Рвите тишину – я не воин,

Сделайте меня тишиной.

Встаньте за меня на колени,

Бросьте на меня сильный взгляд.

Я один, а вас – поколение.

В чём же я тогда виноват?

ВЧЕРА

Вчера было слишком много меня –

Ты не привыкла видеть, как солнце рождает волну,

А скалы – гнев.

Вчера было слишком много меня –

Но буря затихла, лижет свежие раны и плачет

Бумажный лев.

Вчера было слишком много меня –

Я прочёл твой страх. Этот бешеный ритм маскарада –

Мой древний пульс.

Вчера было слишком много меня –

Остался прах, с землёю сровнял ожиданья высот.

Ну и пусть!

Вчера было слишком много меня,

Но я не был пьян – это буйные ветры Вселенной,

Звёздный огонь.

Вчера было слишком много меня,

Но это был я! Шею натёр золочёный ярлык.

Это был я! Сними его!

ЧЕЛОВЕК ИЗ ВАТЫ

Человечек из ваты. Полночная муть.

Он стоит у дороги, ему не уснуть.

Он приходит сюда, чтобы снова взглянуть

На стадо стальных зверей.

Человечек из ваты стоит в стороне,

Глотает пыль придорожных камней,

Задыхаясь от гонки рычащих теней,

Смеётся в глаза фонарей.

Человечек из ваты. Скрежет колёс.

Обрызган грязью и мокр насквозь,

Да, он скоро размякнет, но ему не до слёз –

Сегодня смеётся он!

Человечек из ваты забылся на миг –

Променяв свой руль на безликий лик,

Он смеётся над нашим временем «пик»,

Над коллекцией ржавых корон.

Человечек из ваты не так давно

С железной толпою был заодно:

Он жил за высокой стальной стеной

И дрался за каждый приз.

Человечек из ваты сегодня один.

Он сошел с дистанции, не победив,

Но он счастлив, что сегодня он отстал позади,

Он не помнит, где верх, а где низ.

ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Рыщет по горным болотам рассвет,

Крадётся по красным снегам.

Плещется тихое то, чего нет,

И гимны слагает богам.

Дуб демонстрирует крепость ствола

Дятлам из дальних краёв.

Снежная шапка вершине мала –

Мы заменим её.

Роса улыбается белым ветрам,

И пеною плещет волна.

Трава недовольна – горе горам:

Она на земле рождена.

Стальное – стальному, голому – рай:

Здесь не нужны весы.

Если услышишь, не убирай

Руки от первой росы.


ШЕСТВИЕ РЫБ

Пыльным зеркалам не увидеть бой –

Напряжение сердца уходит в эфир.

И в итоге немногие будут с тобой,

Когда кончится лес и начнётся тир.

Те, что родились с пеной у рта,

В исступлении будут топтать твой огонь.

Живи в облаках, если хочешь летать,

Если любишь ходить, беги бегом.

Любопытно, каков результат игры

И не рано ли высунут нос из норы,

И хватит ли нас до той поры…

Но сейчас мы лишь звенья в шествии рыб.

Строитель ступеней встал у руля.

Но лестница – это для тех, кто устал,

А нам, обитателям звёздных полян,

Не нужен его пьедестал.

Пришедшие рано – уйдут одни,

Время накажет своих рабов.

Успевшие к пиру – забудут о них,

Как цветы забывают о пользе шипов.

Любопытно, каков результат игры

И не рано ли высунут нос из норы,

И хватит ли нас до той поры…

Но сейчас мы лишь звенья в шествии рыб.

Реки устало текут в моря.

Повторение судеб – это закон.

Уйдём по спирали туда, где заря,

Уйдём от иллюзий туда, где покой…

Любопытно, каков результат игры

И не рано ли высунут нос из норы,

И хватит ли нас до той поры…

Но сейчас мы лишь звенья...

ЦВЕТНЫЕ СНЫ

Дым сигарет…

Хочется верить, что это туман.

Странный дуэт:

Сегодня на сцене я и зима.

Звёздный бокал

Сулит продолжение жизни лесной,

Ну а пока

Эта зима лишь бредит весной.

И пускай за моим фоно я и снег –

Чёрно-белые клавиши ждут весны.

И пускай не хватает красок в этом сне –

Я ещё не забыл цветные сны.

Звук устаёт…

Хочется силу, текущую вспять.

Полночь пробьёт,

И розовый мир возродится опять.

Белый концерт.

Голос дрожит, и надо домой!

Воздух так сер!

Но это лишь способ бороться с зимой.

И пускай за моим фоно я и снег –

Чёрно-белые клавиши ждут весны.

И пускай не хватает красок в этом сне –

Я ещё не забыл цветные сны.

ОБО МНЕ

Обо мне не напишут книг,

И в газетах ни строчки не будет –

Я бегу от пустых интриг,

От постылых будней.

Кошелёк не трещит по швам,

И карьера мне тоже не светит.

Ну, а мне на это наплевать –

Пусть дерутся большие дети.

Я готов к судьбе любой,

Мне бумажной не надо славы,

Мне б остаться самим собой,

Остальное – не главное.

В стороне не надо лгать

И не надо быть первым.

Я молюсь своим богам.

Я дышу этой верой.

МАНИЯ ВЕЛИЧИЯ

У меня был друг и больше нету друга.

Он совсем забыл мой скромный угол,

Он обзавелся новой подругой.

Он теперь не прост – он весь такой богемный…

(Это всё они, родительские гены!)

Он – претендент на звание «гений».

Ма-ма-мания величия...

Раньше, помню, был накоротке я с ним –

Вместе даже пили, вместе пели песни.

Он стал, говорят, человеком известным.

И я тоже не дурак – когда я стану старым,

Сяду, напишу о друге мемуары

И буду жить на гонорары.

Ма-ма-мания величия...

И всё бы хорошо, но вот душа томится:

Только б не забрали его лечиться

В психиатрическую больницу.

Ма-ма-мания величия...

С ВАМИ ГОВОРИТ ТЕЛЕВИЗОР

Трудно стоять на тонких ногах –

Загнанный в угол четвероногий

Испуганно ждёт щелчка

В уютной чужой берлоге.

– Эй, там, на кухне, закройте дверь!

Пахнет палёным, хочется ветра! –

Полированный стонет зверь

В чьих-то квадратных метрах.

– Оставьте меня, я – живой! –

С вами говорит телевизор.

– Я буду думать своей головой! –

С вами говорит телевизор.

– Я не хочу называть героев! –

С вами говорит телевизор.

–Я не хочу говорить о крови!

Двести двадцать холодных вольт –

Система надёжна, она не откажет.

Вечер не даст ничего –

Программа всё та же.

А люди едят – им хорошо.

Это век электрических наслаждений.

Мне предлагают электрошок,

Но я предчувствую пробужденье.

– Оставьте меня, я – живой! –

С вами говорит телевизор.

– Я буду думать своей головой! –

С вами говорит телевизор.

– Я не хочу называть героев! –

С вами говорит телевизор.

– Я не хочу говорить о крови!