1987 - Отечество иллюзий

КТО ТЫ?

Находясь в потоке кулуарных оваций,

Начинаю думать, начинаю сомневаться:

Чей бог не имеет себе равных?

У кого патент на правду?

У кого право на правду?

У одного Ты – свят и светел,

У другого Ты – прям и грозен,

И полный покой, и буйный ветер,

И огонь в ночи, и горный воздух...

А кто-то на Тебе просто делает деньги,

Кто-то на Тебя просто ловит женщин,

Кто-то живёт аскетом,

Чтобы купить у Тебя блаженство…

Я не хочу Тебя выдумывать сам,

Я не хочу Тебя искать по святым писаньям.

Стоя на коленях, стоя в грязи, кричу небесам:

Кто Ты?!

Одни прикрывают Тобой убийства,

Другие просят у Тебя покоя –

И на рынке человеческих истин

Идёт продажа, идёт торговля.

Вот – друг, вот – отец, вот – любовь, вот – нечто…

Налетай, купи! Авось, поможет!

Тебе дадут любое имя,

Чтобы продать Тебя подороже.

Они назовут Тебя отрицаньем,

Они назовут Тебя природой.

Немного науки, немного тайны,

И наклейка готова – Ты снова продан!

Я не хочу Тебя выдумывать сам,

Я не хочу Тебя искать по святым писаньям.

Стоя на коленях, стоя в грязи, кричу небесам:

Кто Ты?!

Находясь в потоке кулуарных оваций,

Начинаю думать, начинаю сомневаться:

Чей бог не имеет себе равных?

У кого патент на правду?

У кого право на правду?

Я не хочу Тебя выдумывать сам,

Я не хочу Тебя искать по святым писаньям.

Стоя на коленях, стоя в грязи, кричу небесам:

Кто Ты?!

ВНУТРИ

Можно сломать моё тело,

Можно посадить его в бочку,

Можно захлопнуть крышку

И отдать слепой волне.

Можно заставить плакать,

Можно заставить говорить,

Можно заставить делать,

Но я останусь собой во сне!

Кто сможет отнять мои сны?

Кто сможет попасть в мои сны?

Кто сможет отнять мои сны?

Кто знает, что там, внутри?

Меня можно унизить,

Можно научить бояться,

Можно сделать меня рыбой

И заставить сидеть на дне.

Но я не умею быть тихим,

И не умею быть светлым,

И не желаю быть грязным –

Я останусь собой во сне!

Кто сможет отнять мои сны?

Кто сможет попасть в мои сны?

Кто сможет отнять мои сны?

Кто знает, что там, внутри?

Изучите меня досконально,

Дайте порядковый номер,

Упакуйте меня в систему –

Ничего, я всё стерплю.

Посадите на цепь как собаку,

Назовите всё это любовью,

Научите меня кусаться,

Но берегите руки, когда я сплю!

Кто сможет отнять мои сны?

Кто сможет попасть в мои сны?

Кто сможет отнять мои сны?

Кто знает, что там внутри?

Я свободен иметь свои сны!

Кто сможет отнять мои сны?

Я уйду в свои сны –

Кто знает, что там, внутри?

ОТЕЧЕСТВО ИЛЛЮЗИЙ

Софизмы и афоризмы,

Маразмы так заразны!

Я стал уставать от жизни –

Спасибо тебе, мой разум.

С этими ты или с теми,

Гласный или согласный,

Куда ни плюнь – системы,

И ты уже как-то назван!

Моя голова – как выстрел:

Бродят по коридору

Свои и чужие мысли.

Спорят, спорят, спорят!

И с запада, и с востока –

Отовсюду текут рекою.

Но моя голова не помойка!

Оставьте меня в покое!

Отечество иллюзий…

Что внутри, что снаружи –

Чем дальше, тем хуже

Отечество иллюзий…

А только все говорят о разном –

Нацисты и пацифисты.

Чёрный ты или красный,

Попробуй остаться чистым!

Бейся о водопады,

Ройся в чужих отходах.

Ты давно уже найден,

Ты давно уже продан

Отечеству иллюзий!

Что внутри, что снаружи

Чем дальше, тем хуже

Отечество иллюзий...

Отечество иллюзий, постой!

Что внутри, что снаружи

Чем дальше, тем хуже

Отечество иллюзий…

ПОЛУФАБРИКАТЫ

В который раз я слышу слово «надо»…

О чём оно?

Машина знает, что такое радость, –

Всё учтено.

Законы сна разнюхает компьютер –

Он наш пророк.

В его мечтах нам будет всем уютно –

Дай только срок!

Полуфабрикаты – это всё, что я вижу.

Полуфабрикаты – это всё, что я слышу.

Полуфабрикаты – это все, кто здесь есть!

И тут, и там – везде перекопаем

И станем в ряд.

Наш славный ум надежен как комбайн,

На первый взгляд.

Конвейер добр, он даст нам волю –

Молись ему!

Когда нам всем дадут большое поле,

Мы скажем: «Му»!

Полуфабрикаты – это всё, что я вижу.

Полуфабрикаты – это всё, что я слышу.

Полуфабрикаты – это все, кто здесь есть!

РЫБА ГНИЁТ С ГОЛОВЫ

Кто вам поверит теперь, ведь вы молчали столько лет,

Не просто молчали – душили тех, кто не спал.

А ваши лозунги там, на страницах вчерашних газет,

Но сегодня ваши герои на прежних местах.

Они все врут –

Рыба гниёт с головы.

Они все врут –

Рыба гниёт, гниёт, гниёт, гниёт, гниёт...

Сегодня вас не поймать: вы все голосуете «за»,

И толпы сомнений бродят в моей голове.

Но когда кабинетный раб говорит мне слово «нельзя»,

Я понимаю, что ниточка снова ведёт наверх.

Они все врут –

Рыба гниёт с головы.

Они все врут –

Рыба гниёт, гниёт, гниёт...

Народ не врёт –

Рыба гниет с головы.

Но народ не тот –

Рыба гниёт с головы.

Они все врут –

Рыба гниёт с головы.

Напрасный труд –

Рыба гниёт, гниёт, гниёт, гниёт, гниёт…

ТРИ-ЧЕТЫРЕ ГАДА

Три-четыре гада мешают жить,

Три-четыре гада мне портят кровь.

Кто там за ними стоит – я не знаю,

Но знаю, что они ненавидят рок.

Три-четыре гада решают всё,

Три-четыре гада имеют власть.

Как они попали туда – я не знаю,

Но чистым туда не попасть.

А может быть, их не три и не четыре…

Хоть сотни миллионов – всё равно! –

Рано или поздно, как те свиньи,

Прямо с обрыва – на дно –

Пойдут на дно!

Три-четыре гада всегда со мной,

Три-четыре гада искушают меня.

Я мог бы... Но не хочется пачкать руки.

Они не уйдут, не уйдут от огня!

А может быть, их не три и не четыре...

Хоть вся страна – всё равно! –

Рано или поздно, как те свиньи,

Прямо с обрыва – на дно –

Пойдём на дно!

Все – на дно!

ТВОЙ ПАПА – ФАШИСТ

Не говори мне о том, что он добр,

Не говори мне о том, что он любит свободу,

Я видел его глаза – их трудно любить.

А твоя любовь – это страх,

Ты боишься попасть в число неугодных,

Ты знаешь – он может прогнать, он может убить!

Твой папа – фашист!

Не смотри на меня так – я знаю точно:

Просто фашист!

Не смотри на меня так…

Быть может, он просто жесток,

Быть может, ему не знаком Шопенгауэр,

Но воля и власть – это всё, что в нем есть.

И я не пойду за ним –

Я вижу плоды могучих иллюзий.

Мне нужен свой свет, мне нужен свой крест!

Твой папа – фашист!

Не смотри на меня так – я знаю точно –

Просто фашист!

Не смотри на меня так...

И дело совсем не в цвете знамён –

Он может себя называть кем угодно,

Но слово умрёт, если руки в крови.

И я сам не люблю ярлыков,

Но симптомы болезни слишком известны:

Пока он там, наверху, – он будет давить!

Твой папа – фашист!

Не смотри на меня так – я знаю точно:

Просто фашист!

Есть идеи, покрытые пылью,

Есть – одетые в сталь.

Что в них – не так уж важно,

Гораздо важнее – кто за ними встал.

Не говори мне о том, что он добр,

Не говори мне о том, что он любит свободу,

Я видел его друзей – их трудно любить.

А твоя любовь – это страх,

Ты боишься попасть в число неугодных,

Ты знаешь – он может прогнать, он может убить!

Твой папа – фашист!

Не смотри на меня так – я знаю точно:

Просто фашист!

Не смотри на меня так...

Твой папа – фашист!

Мой папа – фашист!

Ваш папа – фашист!

Наш папа – фашист!

Не смотри на меня так…

МЫ ИДЁМ

Медитация в толпе, брейк-дэнс на Пряжке...

Иногда смешно, а в общем – страшно.

Авангард на коленях, скупые меценаты –

И снова унижение как зарплата.

Каскадёры на панели играют в Запад.

Да, можно пошуметь – не всё же плакать.

А только там, за колонной, всё тот же дядя

В сером костюме, с бетонным взглядом.

Но мы идём, мы идём все вместе

С теми, кто просто ворует тексты,

С теми, кто днём дежурит на Невском,

А вечером слушает наши песни.

Мы идём…

Компетентные лица одни и те же –

И сами-то ни там, ни здесь, а между...

За каждым словом и за каждым жестом –

Страх за тёплое место.

А мы все смотрим вперёд, мы возлагаем надежды,

Но не стоит волноваться – всё будет как прежде.

Если впереди такие люди,

Никому ничего никогда не будет!

Но мы идём, мы идём все вместе

С теми, кто просто ворует тексты,

С теми, кто днём мажорит на Невском,

А вечером сам сочиняет песни.

Мы идём…

Драка за билеты, полно народу –

Кто за чем и кто угодно:

Поэты, писатели, чиновники, торговцы

И просто обыватели в поисках попса.

А, в общем – мёртвая среда, живые организмы

И тусовка, как высшая форма жизни.

Авангард на коленях, скупые меценаты –

И снова унижение как зарплата.

Но мы идём, мы идём все вместе

С теми, кто просто ворует тексты,

С теми, кто днем мажорит на Невском,

А вечером сам сочиняет песни.

Мы идём...

Всё это похоже на ходьбу на месте...

ВЫЙТИ ИЗ-ПОД КОНТРОЛЯ

За нами следят, начиная с детского сада,

Добрые тёти, добрые дяди.

По больным местам ,в упор, не глядя,

Нас бьют, как домашний скот.

И мы растём послушным стадом,

Живём, как надо, поём, что надо.

Снизу вверх затравленным взглядом

Смотрим на тех, кто бьёт.

Выйти из-под контроля,

Выйти и петь о том,

Что видишь, а не то, что позволят –

Мы имеем право на стон!

Выйти из-под контроля,

Подальше от этих стен!

Выйти! Вольному – воля!

Выйти – и улететь.

Мы стали хитрей, мы научились прятать –

И новые тёти, новые дяди

Нам смотрят в глаза и по головке гладят,

И просят уйти на дно.

Но мы стоим – нам надоело падать.

Скажите нам – кому это надо?

Кто мы такие? Кто провокатор

Наших недобрых снов?

Выйти из-под контроля,

Выйти и петь о том,

Что видишь, а не то, что позволят –

Мы имеем право на стон!

Выйти из-под контроля,

Подальше от этих стен!

Выйти! Вольному – воля!

Выйти – и улететь.

И вот мы здесь, и с нами не просто сладить.

Уберите розги – на всех не хватит!

Сегодня – десять, завтра – двадцать:

Так было и будет всегда!

Выйти из-под контроля,

Выйти и петь о том,

Что видишь, а не то, что позволят –

Мы имеем право на стон!

Выйти из-под контроля,

Подальше от этих стен...

Выйти! Вольному – воля:

Выйти и улететь...

ДЕТИ УХОДЯТ

Ночью,

Грязной дождливой ночью

Они покинут квартиры,

Ваши смешные квартиры.

Прощаний не будет.

Молча,

Они выйдут на улицы, чтобы порвать навсегда

С вашим усталым миром,

С вашим нелепым миром.

А кто-то случайный проходит мимо,

Кто-то тревожно захлопнет ставни,

Кто-то недобрый бросится прочь,

Кто-то живой вспомнит о главном.

Лица,

Их чистые светлые лица

Не узнают печали,

Вашей нелепой печали.

Из города прочь – к новой отчизне,

Чтобы сначала,

Начать всё сначала.

Дети уходят –

И никаких революций.

Просто уходят –

Они не хотят вам мешать.

Спите спокойно –

Они никогда не вернутся.

Только прошлое в ваших руках,

Ну, а завтрашний день вам у них не отнять.

Ночью,

Грязной дождливой ночью

Они покинут квартиры,

Ваши смешные квартиры.

Прощаний не будет.

Молча,

Они выйдут на улицы, чтобы порвать навсегда

С вашим усталым миром,

С вашим убогим миром.

Дети уходят –

И никаких революций.

Просто уходят –

Они не хотят вам мешать.

Доживайте спокойно –

Они никогда не вернутся.

Только прошлое в ваших руках,

Ну, а завтрашний день вам у них не отнять.

Ты видишь – дети,

Ваши дети уходят...

Только дети,

Ваши дети уходят...

Только дети…

СЫТ ПО ГОРЛО

Д-д-доброе утро! Я снова здесь!

Мне ничего не надо – у меня всё есть.

Я гуляю по кухне с гордым видом

И имею основания считать себя сытым.

Да, сытый – это не голодный.

Чего у меня нет? Да всё, что угодно!

Открываю холодильник и во взгляде колбасы

Я чувствую уверенность в том, что я сыт.

Я сыт,

Сыт по горло!

Меня кормили по системе «на убой», а впрочем,

Ты можешь и не есть, если не хочешь.

В том и заключается одно из преимуществ:

Сколько не проси – другого не получишь.

И не стоит думать о том, что дальше:

Если ты слаб, ты ел мало каши.

Мне нечего желать и нечего просить,

Я твёрдо убежден в том, что я сыт.

Я сыт,

Сыт по горло!

Смотри под ноги! Вот наука –

Работай головой ради желудка.

Берёшь любую тему, производишь глоток

И превращаешь информацию в желудочный сок.

Я уничтожил столько добра –

Мой друг холодильник не даст соврать.

Но иногда бывает плохо – наверное, тошнит,

Но это оттого, что я слишком сыт.

Я сыт,

Сыт по горло!

И никаких претензий,

И никаких обид,

И никаких сомнений –

Да, я сыт!

Я сыт,

Сыт по горло!